В матерной брани разных языков обнаружили закономерности

В матерной брани разных языков обнаружили закономерности

0 8

Исследование психологов из Великобритании, в котором участвовали носители разных языков, показало, что не все звуки одинаково подходят для ненормативной лексики.

Обсценная лексика объявлена вне закона во многих странах и выступает главной целью цензуры в сферах искусства и развлечений. Между тем бранные слова обладают уникальной силой: они вызывают такие физиологические реакции, как учащение пульса и усиление электрической активности кожи. Ругань вслух повышает устойчивость к боли и уверенность в себе, помогает «выпустить пар» и даже стать работоспособнее.

Но почему мат звучит именно так? Существует мнение, что бранные слова состоят из звуков, которые делают их подходящими именно для того, чтобы выругаться и облегчить выражение эмоций. Однако до сих пор не было систематических кросс-лингвистическтх исследований речевых паттернов ненормативной лексики. Психологи из Королевского колледжа Холлоуэй при Лондонском университете (Великобритания) решили восполнить этот пробел. Их работа опубликована в журнале Psychonomic Bulletin & Review.

«Поклонники «Звездных войн», «Звездного пути» и «Звездного крейсера «Галактика» знают, что слова «фирфек» и «фрак» не следует произносить в приличной компании. Писатели, изобретающие ​​чуждую ненормативную лексику, могут полагаться на свою интуицию в отношении того, что делает бранные слова оскорбительными здесь, на Земле. Представление о том, что звуки в таких словах — фонемы — сами способствуют их оскорбительности, нарушает фундаментальный лингвистический принцип: связь между звуком и значением слова произвольна. Тем не менее ряд исследователей ранее предположили, что бранные слова имеют звуки, которые делают их особенно подходящими по назначению. <…> Мы проверили, считают ли носители разных языков одни звуки более подходящими для выражения ненормативной лексики, нежели другие», — объяснили ученые.

Сначала они изучили статистические закономерности в звучании ругательств в нескольких разных языках. Для этого они позвали носителей иврита, хинди, венгерского, корейского и русского — по 20 человек на каждый. Участников попросили назвать не менее пяти-десяти самых вульгарных, по их мнению, слов, которые они знали в своем языке (исключая оскорбления по расовому признаку). Всего удалось собрать 86 нецензурных слов и выражений на иврите, 126 — на хинди, 68 — на венгерском, 70 — на корейском, 94 — на русском.

Выяснилось, что мат с меньшей вероятностью содержал аппроксиманты вроде l, r, w и y — сонорные согласные, похожие по способу образования на щелевые, но без (или почти без) образования шума, то есть располагающиеся в этом плане между гласными и другими согласными.

Чтобы проверить, чувствительны ли носители разных языков к такой «звуковой символической ассоциации», к исследованию привлекли еще 215 человек, родным для которых был арабский, китайский, финский, французский, немецкий либо испанский (причем французский язык был исключением из правила, согласно которому аппроксиманты недостаточно представлены в нецензурных словах).

Участникам сказали, что они услышат по два слова на разных языках и что одно из них будет ругательством. Их задачей было определить, какое именно слово — обсценизм. Но испытуемые не знали, что на самом деле ученые придумали псевдослова с использованием синтезаторов речи: один член каждой пары содержал аппроксимант, а другой — контрольную фонему (аффрикату, ts, ch или j, то есть слитное сочетание смычного согласного с фрикативным).

«Слова создали путем выбора настоящего существительного, которое не включало никаких аппроксимант или аффрикат (например, слово zog, означающее «птица» на албанском языке). Затем мы заменили одну из его фонем один раз на аппроксимант (например, y-og) и один раз на аффрикату (ts-og). Заменяемая фонема всегда была вокализированной, то есть за ней шла гласная. Для каждого языка мы сгенерировали четыре пары псевдослов: две экспериментальные (аффрикаты против аппроксимант) и две пары, не содержащие ни аппроксимант, ни аффрикат. Таким образом, участники слушали по 80 незнакомых пар слов. <…> В дополнение мы включили несколько пар настоящих английских слов для проверки внимания», — рассказали авторы работы.

Как и предполагали ученые, участники значительно реже оценивали слова с аппроксимантами как нецензурные, а вот слова с аффрикатами выбирали в 63% случаев. Причем закономерность сохранялась во всех группах. «Примечательно, что носители французского языка, который не соответствует нашей кросс-лингвистической модели и богат ругательствами, содержащими аппроксиманты, также предпочитали словам с аффрикатами. Следовательно, эта задача затрагивает основные когнитивные предубеждения, а не отражает конкретные лингвистические знания», — подчеркнули исследователи.

Чтобы вновь подтвердить выводы, ученые решили задействовать «очищенные» версии ругательств, образованные путем изменения одного или нескольких звуков в исходном слове: например, frigging и effing вместо f*** в английском. Идея была следующей: если аппроксиманты воспринимаются как «безобидные», то при изменении звучания бранного слова на более подходящее для приличного общества люди, вероятнее всего, вставят аппроксимант. Значит, «очищенное» ругательство будет содержать больше аппроксимант, чем оригинальное слово.

В итоге аппроксиманты действительно чаще встречались в измененных словах, чем в исходных ругательствах: когда человек хотел сделать слово звучащим как менее оскорбительное, он добавлял в него аппроксиманты.

По словам ученых, их результаты указывают на прочный межъязыковой «звуковой символизм», на ассоциации в сознании носителей разных языков (правда, всем участникам был знаком английский). Конечно, нельзя сказать, что наличия аппроксиманта достаточно, чтобы сделать слово приличным. «Но наши выводы носят вероятностный, а не детерминистический характер», — подытожили исследователи.

Источник

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

Оставить комментарий