У китайского дракона заболели зубы

У китайского дракона заболели зубы

0 11

В третьем квартале темпы роста китайской экономики стали самыми слабыми за год — всего 4,9%. Объяснений такому положению дел так много, что их обилие намекает на системный кризис, хотя оптимизм аналитиков в отношении Китая очень высок

Факторы торможения в Китае: недвижимость, энергетика, спрос и это еще не все

Согласно данным Государственного статистического управления (ГСУ) КНР, объем ВВП страны в июле-сентябре вырос на 4,9%. На первый взгляд, цифра достаточно внушительная сама по себе — если ее не сравнивать с предыдущими кварталами. Так, во втором квартале текущего года объем ВВП увеличился на 7,9% в годовом сопоставлении, в первом — на 18,3%. К тому же показатель третьего квартала оказался ниже ожиданий рынка на уровне 5,1%.

Рост ВВП в III квартале по сравнению со вторым составил 0,2% и это самая слабая динамика с I квартала 2020 года. Аналитики в среднем прогнозировали повышение ВВП на 0,5% после подъема на 1,2% в предыдущем квартале, пишет «Интерфакс». Хотя в целом слабые данные и были ожидаемы из-за ряда проблем, с которыми столкнулась страна в последние месяцы.

А проблемы наблюдаются в целом ряде отраслей: в секторе недвижимости, энергетике, в сфере потребительского доверия. Одним из объяснений происходящего является то, что власти КНР приняли решение сфокусироваться на целях долгосрочного реформирования экономики в ущерб краткосрочному росту.

В первую очередь, пострадал сектор недвижимости на фоне постоянно вводимых для смягчения финансовых рисков ограничений для строительных компаний. Совокупные продажи топ-100 девелоперских компаний Китая в сентябре рухнули на 36% по сравнению с прошлым годом. Ситуацию обострили и ставшие широко известными проблемы с ликвидностью одного из крупнейших застройщиков в стране China Evergrande. При ограниченных денежных поступлениях в сектор девелоперы едва ли смогут осуществлять новые инвестиции.

Не менее болезненным был и энергетический кризис: из-за отключений электричества китайские предприятия во второй половине сентября были вынуждены останавливать производство. В результате, по оценкам аналитиков, опрошенных агентством Bloomberg, темпы роста промышленного производства по итогам квартала будут на уровне первого квартала 2020 года — 3,9%, когда экономика находилась под ударом начавшейся пандемии COVID-19.

Наконец, ставшее характерным для Китая жесткое реагирование даже на единичные случаи заболевания коронавирусной инфекцией, н давая ей распространиться, в то же время негативно отражается на бизнесе.

Единственным позитивным моментом для экономики является рост экспорта: сбыт китайских товаров в развитых странах по-прежнему уверенный его поддерживает и то, что сокращены закупать у других стран региона, таких как Вьетнам, где, как отмечает агентство «Интерфакс», менее эффективно справляются с коронавирусом.

Многие закупщики при этом стараются заранее пополнить свои запасы в преддверии рождественского сезона, чтобы обойти проблемы в глобальных цепочках поставок.

Все o’k, но в будущем году Китай может начать расти еще медленнее

Налицо эффект более высокой базы третьего квартала 2020 года по сравнению с обвальными первым и вторым кварталами 2020 года, на которые и пришелся пик последствий пандемии, комментирует статистику шеф-аналитик TeleTrade Пётр Пушкарёв. ВВП Китая, где локдауны не были такими долгими, конечно, замедлялся меньше, чем в Европе или США: если первый квартал прошлого года привел в Китае к спаду на 6,8%, то уже следующий квартал 2020 года дал прибавку 3,2%. А как раз третий прошлогодний квартал был уже почти нормальным по темпам прироста ВВП, выйдя тогда год к году по оценкам ровно на те же сегодняшние 4,9%, только в сравнении с ВВП за 2019 год.

Конечно, восстановление могло бы идти и ещё более быстрыми темпами, если бы цепочки поставок выдерживали «без скрипа» ажиотажное ускорение спроса, когда производители и торговцы-перекупщики, да и конечный потребитель — все стремятся «обмануть» инфляцию, закупив товар, прежде чем цены на всё успеют вырасти ещё сильнее.

В какой-то мере роль сыграли и ограничения китайских властей на работу собственных производств по выплавке металла, исходя из задач улучшения экологии, отмечает аналитик. Это, опять-таки формально, привело к более низким показателям в целом по экономике Поднебесной, однако не сильно сдержало выпуск конечной потребительской продукции. Заводы закупали тот же металл и другое сырье у поставщиков из соседних азиатских стран и из других частей света, несмотря на высокие издержки.

Темпы роста экономики Китая за 2022 год могут оказаться по показателям год к году еще ниже, в районе «всего» 4,5-4,6%, прогнозирует Пётр Пушкарёв, но такое кажущееся «замедление», отмечает он, будет означать на самом деле сверхвысокий новый уровень промышленного потенциала.

Эти ожидания подтверждает и увеличение китайского промышленного производства на 11.8%, если считать прирост чисто с начала года, с января по сентябрь. Как отмечает Пётр Пушкарёв, статистика хитрая вещь, и повернуть и подать её можно по-разному применительно к одним и тем же реальным экономическим процессам. Похоже воспринимает вещи и фондовый рынок: главный континентальный индекс Shanghai Composite снижался в пределах менее 0,85% лишь в первый час сегодняшних торгов, а к ближе к закрытию отыграл потери: результат дня на Шанхайской бирже -0.12%, что означает фактически нейтральное отношение большинства инвесторов к вышедшим данным по ВВП и промпроизводству в стране.

Выручает выручка от экспорта

Мировые проблемы, связанные с ростом цен на энергоносители и другие сырьевые ресурсы, не могут не затронуть одну из крупнейших экономик мира, являющуюся важной системной составляющей международного товарооборота, соглашается преподаватель Высшей школы управления финансами Анатолий Гожий. Собственно говоря, сам же Китай и сыграл чуть ли не определяющую роль в раскручивании сырьевой инфляции в мире.

Однако, уверен эксперт, текущие проблемы Поднебесной выглядят сильно преувеличенными. Несмотря на, казалось бы, не очень благоприятную ситуацию внутри страны, Китай быстрыми темпами наращивает экспорт, который только за прошлый месяц вырос на 28,1% (в годовом выражении). Ранее, в августе, он составлял 25,6%. Торговля же с главным идеологическим и экономическим противником — Штатами вообще обещает достичь рекордных значений.

При этом профицит торгового баланса вырос так же на величину, превосходящую ожидания многих экспертов. То есть, несмотря на некоторое замедление темпов роста, экономика Китая демонстрирует устойчивость и динамизм, свойственные здоровой хозяйственной системе.

Разумеется, признает Анатолий Гожий, реалии, связанные с резким увеличением затрат на энергоносители и «закрытие» импорта угля из Австралии, вносят свои коррективы в текущую экономическую политику руководства КНР. Что, в частности, проявляется в ограничениях на поставку электроэнергии конечным потребителям. Однако это обстоятельство не связано с дефицитом как таковым.

Просто происходит плановая рационализация потребления электроэнергии. Так, снабжение предприятий и населения в ночное время осуществляется бесперебойно. В то же время Поднебесная посредством сети трубопроводов замкнула на себя практически все региональные газовые потоки. В целом, ориентируясь на экономику без углеродного следа, китайцы не отказались ни от одного источника энергии. В этом смысле говорить об энергетическом кризисе в Китае вряд ли стоит, считает Гожий.

Следует учитывать, добавляет аналитик, что развитие экономики КНР осуществляется на основе долгосрочных планов. Восстановление мировой хозяйственной системы, предъявляющей все возрастающий спрос на продукцию китайского производства, создает основы для устойчивой динамики китайской промышленности и торговли. В ближайшее время, вплоть до начала следующего года, мы увидим дальнейшее наращивание китайского экспорта, c которой мировая логистика может просто не справиться, что лишь увеличит спрос на китайские товары, прогнозирует он. Комплексный же характер осуществляемой в Китае политики, сочетающей монетарные методы и директивные рычаги управления, обеспечит среднесрочные и долгосрочные перспективы устойчивого экономического роста страны.

Как бы то ни было, ужесточение условий экономической деятельности не может обходиться без возникновения проблем. В Китае сегодня такие ужесточения происходят как планово, так и в порядке реагирования на естественные факторы, когда при вводятся местные локдауны. В принципе, китайские власти, по-видимому, используют ситуацию, когда вмешиваться в экономику все равно приходится, не для простого реактивного, а проактивного вмешательства. Но не все факторы под контролем, взять ту же упомянутую выше сырьевую инфляцию. Если китайский дракон действительно «объелся сладкого» — дешевых энергоресурсов, то сейчас-то у него и «заболели зубы».

Источник

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

Оставить комментарий