Перевод нефти на рубли

Перевод нефти на рубли

0 3

В последнее время активизировались дискуссии о внесении изменений в систему налогообложения нефтяной отрасли. Это стало следствием тенденции к снижению мировых цен на эталонные сорта и росту дисконта на российскую марку Urals

Активизация дискуссий о внесении изменений в механизм налогообложения нефтяной отрасли обусловлена как тенденцией к снижению мировых цен на эталонные марки нефти, так и ростом дисконта на российскую марку Urals, вызванного, в свою очередь, увеличением расходов на фрахт и страхование танкеров. Минфин и Минэкономразвития в принципе обсуждают возможность проводить мониторинг нефтяных цен на базе FOB, а не CIF. Но этот шаг снизит среднюю стоимость Urals, а значит и налоги. Нефтяники же предлагают все-таки уменьшить фискальную нагрузку за счет отмены налога на дополнительный доход (НДД) и отказа от привязки ставки НДПИ к доллару. 

Министр экономического развития Максим Решетников пояснил 19 января во время российско-туркменских переговоров в Ашхабаде, что его ведомство не торопится пересматривать прогноз на этот год (положен в основу федерального бюджета) под влиянием снижения цен на нефть в декабре-начале января. По его словам, нет необходимости немедленным образом реагировать на волатильность на нефтяном рынке. Изменения в прогноз будут рассмотрены в марте-апреле, после уточнения средних стоимостных значений марки Urals за весь первый квартал.

Между тем, бюджет рассчитан исходя из цены Urals в $70,1 за баррель. Но такой цены в этом году ожидать практически невозможно – в том числе из-за введения нефтяного (5 декабря) и нефтепродуктового танкерного эмбарго, а также ценовых потолков на эти товары.

Так сколько же стоит Urals?

По данным Минфина России, в период с 15 декабря по 14 января средняя цена на Urals составила $46,84 за баррель. Налицо существенное снижение по сравнению с предыдущими показателями. Так, с 15 ноября по 14 декабря средняя цена достигала $57,49. Еще месяцем ранее — $71,1.

Более того, в начале января агентство Argus отмечало, что в порту Приморск (Ленинградская область) российская нефть отгружалась по $37,8 за баррель, тогда как в этот день эталонная марка Brent упала только до $78,57. То есть, дисконт между стоимостью российского и североморских сортов составил более $40 за баррель. Во второй половине января стоимость Brent возобновила рост, колеблясь в пределах $86-87. Но дисконт на Urals остается слишком высоким. Не случайно вице-премьер Александр Новак на совещании с президентом Владимиром Путиным 12 января обозначил два основных риска, угрожающих российской нефтяной отрасли: эмбарго и дисконт. Минэнерго даже обещало разработать в ближайшее время меры противодействия дисконту – в том числе в рамках усиления контроля за мониторингом цен.

Дело в том, что уже в ноябре прошлого года Argus стало отслеживать отпускные цены на Urals на базе котировок FOB (free on bord), то есть без учета расходов на фрахт и страховку танкера при поставке нефти в порты Северо-Западной Европы и Средиземноморья (схема CIF). Сделано это было в преддверии объявления Евросоюзом 5 декабря морского эмбарго на российскую нефть и введения Западом ценового потолка.

В результате, если вернуться к котировкам Argus от 6 января, то получается, что по схеме FOB Urals действительно отгружалась по $37,8. И хотя поставка SIF Ротердам превысила уже $57 за баррель, «лишние» $20 пошли на оплату вздорожавших фрахта и страховки. Российский экспортер эти деньги не получил.

Что в этой ситуации делать? Минфин до сих пор пользуется данными Argus по поставкам SIF. В ноябре прошлого года министерство объяснило сложившуюся ситуацию следующим образом: при расчете экспортной пошлины на нефть и налогов на ее добычу (НДПИ, НДД) применяется котировка агентства Argus на базисе поставки CIF в Северо-Западную Европу и Средиземноморье. Это цена, в которую включены расходы на транспортировку, в том числе страхование и фрахт, оплаченные продавцом – в отличие от FOB, когда платит покупатель. При этом в ведомстве подчеркнули, что котировка CIF продолжает публиковаться агентством Argus. А в налоговом законодательстве РФ ссылка идет именно на CIF.

Замминистра финансов Алексей Сазонов настаивает, что использование котировки FOB при расчете ставок приведет к выпадению доходов бюджета в 1 трлн руб. Чтобы ее использовать, придется менять законодательство. Поэтому Минфин – по крайней мере, в I квартале этого года – сохранит котировки CIF.

Кстати, даже при расчёте средней цены Urals на основе формулы CIF, поступления в федеральный бюджет в начале этого года существенно снижаются. Так, экспортная пошлина на нефть в январе была установлена в размере $16,7 с тонны. А в декабре она составляла $43,3. С 1 февраля пошлина станет еще ниже — $12,8 с тонны.

Но Минфин готов обсудить с нефтяными компаниями и Минэнерго «любое изменение» формулы ставки НДПИ и экспортной пошлины.

Что делать с налогами?

Нефтяники, как и остальные производители, всегда просят власть скорректировать фискальную нагрузку в их пользу – хотя бы незначительно. А в современных условиях это для них особенно актуально. Еще раз напомним: дисконт по разным схемам доставки резко вырос, а снизится он – даже по прогнозу Новака – где-то через три-четыре месяца. К тому же, необходимо срочно завершить процесс переориентации экспорта с Европы на Азию и Африку (придется «пристроить» до 1,1 млн баррелей в сутки). Потому что хотя поставки по южной ветке нефтепровода «Дружба» и сохранятся, видимо, на длительный период, но глава дипломатии ЕС Жозеп Боррель предупредил, что уже к концу этого года Европа (кроме Венгрии) откажется от всех российских углеводородов.

Пользуясь тем, что Минфин оставил открытым окно (или, может быть, всего лишь форточку) для переговоров, основатель компании «Русснефть» Михаил Гуцериев, по информации «Интерфакса», еще месяц назад направил в правительство письмо с предложением фискальных изменений. Письмо, сообщило агентство, было принято к обсуждению.

Основной смысл оптимизации нефтяной налоговой системы, предложенной Гуцериевым, заключается в следующем.

Для начала предлагается снизить фискальную нагрузку все же за счет перехода на механизм FOB. Но вряд ли Минфин так просто согласится с подобной постановкой вопроса. Напомним: речь идет об 1 трлн рублей бюджетных доходов. Как известно, в прошлом году поступления в казну от нефтегазового сектора, по данным Новака, увеличились по сравнению с 2021 годом на 28,5%, достигнув 12 трлн руб. из 27,8 трлн. Но теперь конъюнктура резко изменилась в противоположную сторону. И за каждый рубль доходов предстоит жесткая межведомственная схватка.

Гуцериев это, конечно же, понимает и поэтому предлагает принципиально иную схему налогообложения. Он поддерживает идею в кратчайшие сроки сформировать собственный биржевой индикатор рыночной цены российской нефти. Дискуссии о привлечении к этой схеме Санкт-Петербургской международной товарно-сырьевой биржи идут уже несколько месяцев. По крайней мере, в Минфине эту идею уже всерьез рассматривают.

Далее, Гуцериев предлагает вообще исключить из формулы расчета НДПИ котировки Urals и курс доллара США. По его мнению, котировка Urals не отражает реальной рыночной цены при экспорте нефти, а доллар больше не доступен как валюта расчетов. Поэтому Гуцериев настаивает, что рассчитывать НДПИ можно в размере 50% от реализации нефти на внутреннем рынке, а НДД вообще отменить. Здесь надо пояснить что налог на добавленный доход в рамках налогового маневра вместе с НДПИ должен был заменить экспортную пошлину, которую еще в 2019 году собирались обнулить в 2024-м.

Есть ли поле для компромиссов?

НДД – прямой налог, который начисляется на сумму дополнительного дохода от добычи сырья на каждом участке недр. Придумали в Минфине фискальный маневр для того, чтобы налоги в полной мере и равно уплачивали не только экспортеры, но и поставщики углеводородного сырья на внутренний рынок.

В условиях ужесточающегося санкционного режима Минфин вряд ли поддержит отмену НДД. Другое дело – переориентация на расчет ставок НДПИ исключительно в рублях, вероятно без учета долларовых экспортных котировок. Все-таки значение внутреннего рынка сейчас существенно растет, а значит в этом случае Минфин может начать конкретное обсуждение.

К тому же, Гуцериев предлагает не спешить с полной отменой экспортной пошлины. В случае превышения стоимости нефти при экспорте он рекомендует взимать в бюджет вывозную пошлину по ставке, равной разнице относительно цены на внутреннем рынке.

Чем завершится дискуссия между нефтяниками и правительством об оптимизации налоговой нагрузки сейчас сказать трудно. В Минфине жестко отстаивают свой триллион рублей бюджетных доходов и недавно напомнили, что котировка CIF никуда не делась и продолжает публиковаться агентством Argus.

Ситуация, видимо, станет прозрачнее в конце первого квартала, когда станет ясно, до какой степени российским экспортерам удалось восполнить потери от нефтяного и нефтепродуктового эмбарго. Правительство может пойти на некоторое снижение фискальной нагрузки только в случае серьезного ухудшения внешних условий. А этого, скорее всего, не произойдет, поскольку новые рынки Минэнерго находит буквально один за другим. В частности, буквально несколько часов назад прошла информация о том, что достигнуты предварительные договоренности о начале экспорта сырой нефти и дизельного топлива в Пакистан.

Другое дело — отрыв расчета ставок налогов от доллара и замена Argus при мониторинге цен отечественной структурой. Здесь компромисс между правительством и нефтяниками вполне возможен.
 

Источник

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

Оставить комментарий