Как ценовой потолок на российскую нефть может раскачать энергетические рынки

Как ценовой потолок на российскую нефть может раскачать энергетические рынки

0 8

Вместо заурядного события трейдеры могут получить динамит, который способен привести к радикальным изменениям, предупреждает журнал Economist

После 24 февраля энергетическая политика США преследовала две основные и, на первый взгляд, противоречащие друг другу цели. Первая, объясняет журнал Economist, это поддержка поставок нефти на глобальный рынок на достаточно высоким, чтобы цены на нее оставались приемлемыми, а общество продолжало бы полностью поддерживать санкции; и вторая – вывести из строя российскую военную машину, лишив ее нефтедолларов. Эти задачи представляют собой круг, который плохо вписывается в квадрат, потому что ввиду прочной связи предложения со спросом удаление любого количества нефти с рынка автоматически поднимает на нее цены. Тем не менее, Запад пытается обойти закон физики и постоянно придумывает все новые и новые способы вмешательства в жизнь нефтяных рынков.

То, что коллективный Запад предпринимал до сих пор, часто представляло собой неудобные и неловкие компромиссы. 26 ноября, например, Америка нарушила собственные же санкции против Венесуэлы, разрешив нефтяному гиганту Chevron вернуться в Венесуэлу и добывать там нефть. США также забрали из Стратегического нефтяного резерва (SPR) десятки миллионов баррелей нефти и выбросили их на рынки, чтобы понизить на нее цену. Своей цели Вашингтон достигал, но лишь на очень короткое время. Между тем, так мало нефти в SPR не было с 1984 года.

Особенно сильное и обидное фиаско Белый дом потерпел с нефтедобывающими монархиями Персидского залива. Американцы долго всячески уговаривали их увеличить добычу нефти, но политика США на Ближнем Востоке потерпела полное фиаско. Вместо того, чтобы наращивать добычу Саудовская Аравия с союзниками ее снизила. Ноябрьское снижение, по данным Reuters, составило приблизительно 700 тыс. бар./д. 4 декабря участники соглашения ОПЕК+ соберутся на очередной саммит, но в Вашингтоне от них не ждут увеличения добычи даже самые стойкие оптимисты.

Самой сложной и наиболее продуманной (на данный момент) операцией Запада против Москвы, считает Economist, является ценовой потолок цен на российскую нефть, который вступает в силу 5 декабря, т.е. в предстоящий понедельник.

Евросоюз, со своей стороны, запрещает и тоже с 5 декабря импорт перевозимой по морю российской нефти. Речь идет в общей сложности о 2 млн бар./д. или приблизительно 40% всего российского экспорта нефти. Брюссель также запретил европейским поставщикам услуг, связанных с морскими перевозками, танкерами и страховкой, помогать неевропейским трейдерам покупать российскую нефть. Это в отличие от предыдущих действительно довольно мощный удар, потому что европейские компании доминируют на глобальном рынке морских перевозок. Вскоре однако американцы поняли, что эти два запрета, вместе взятые и проведенные в один и тот же день, могут очень существенно повлиять на поставки нефти на нефтяные рынки. Поэтому Вашингтон настоял на их ослаблении. В частности неевропейским трейдерам разрешили покупать российскую нефть и сохранить при этом страховку, если они делали это, не превышая введенный G7 потолок цен.

До вступления в силу обоих запретов остаются считанные дни, но европейцы до сих пор так и не смогли согласовать максимальную стоимость барреля российской нефти. Несколько стран, возглавляемых Польшей и балтийскими государствам, хотят, чтобы цена была как можно ниже. Максимально сократив доходы от продажи нефти, они надеются очень серьезно навредить российским финансам. Другие европейские страны, обеспокоенные за судьбу своих судоходных секторов или боящиеся ответных действий России, хотят, чтобы потолок был максимально приближен к рыночной цене.

По утечкам с переговоров в ЕС можно предположить, что будет принят ценовой потолок в районе 60 долларов за баррель, т.е. почти на 30% ниже текущей цены барреля нефти марки Brent или 85 долларов. Чем бы ни закончились переговоры в Брюсселе, ясно одно. Никогда ранее набор запретов и санкций не бил по нефтяному рынку одновременно. Есть опасение, что они сильно раскачают лодку, хотя и на очень непродолжительное время.

Если информация о 60-долларовом потолке цен окажется верной, чем, очень даже вероятно, и закончится все дело, ущерб России будет нанесен хотя и скромный, но вполне осязаемы и реальный.

Как минимум, он добавит еще больше неудобств тем неудобствам, которые уже создали западные санкции и которые в долгосрочной перспективе могут причинить немалый вред российской экономике, но пока особенно ей ничем не навредили.

По крайней мере, считает немало экспертов, эмбарго не вызовет особых потрясений на нефтяных рынках. Фьючерсы на нефть марки Brent, которые в июне приближались к 100 долларам за баррель, сейчас опустились до 85 долларов. Большинство трейдеров считают, что тенденция изменения нефтяных потоков российской нефти в сторону Индии и Китая из Европы продолжится.

Идиллическую в общем-то картину ценового потолка портят три момента: дефицит танкеров, проблемы со страховками и глобальное отсутствие тяги к рисковым активам и операциям, отмечает Economist.

Кипр, Греция и Мальта считаются главными судоходными странами не только Европы, но и всего мира. Их доля в мировых грузовых перевозках настолько велика, что вместе с неучастием в схеме ценового потолка на российскую нефть автоматически поставит их под санкции и создаст большой дефицит кораблей, способных перевозить российскую нефть. Клаудио Галимберти из Rystad Energy ожидает, что не будет хватать порядка 70 судов средней грузоподъемностью 750 тыс. бар./д. и что этот дефицит продлится 2-3 месяца.

Постепенно эта проблема может разрешиться сама собой. Эксперты указывают на постоянно растущий «теневой флот», который состоит из судов стран нарушителей санкций в Иране и Венесуэле. Российские компании возвращают на работу древние и давно списанные с перевозок корабли. Европейские судовладельцы, со своей стороны, переводят активы операторам, не входящим в Большую семерку. Один из самых крупных трейдеров считает, что к февралю будущего года для перевозки российской нефти будет достаточно кораблей. Правда, танкеры для перевозки нефтепродуктов, например, дизельного топлива, и перенаправления их с коротких маршрутов в Европу на длинные в Азию, какое-то время будут в дефиците.

Проблемы со страхованием грузов выглядят более серьезно, чем нехватка танкеров. Конечно, в азиатских странах, готовых покупать нефть у России, имеются собственные страховые компании, достаточно в финансовом плане развитые и способные застраховать танкеры с грузами. Однако у них могут возникнуть проблемы со страховками более крупных рисков, таких, как, например, разливы нефти, убытки от которых легко могут достигнуть полмиллиарда долларов. Трудно будет найти на рынке страховщика, готового застраховать без поддержки извне старенький, скажем, венесуэльский танкер, когда он проходит по датским проливам, глубина во многих местах которых не превышает и 15 метров.

Трудность решения этой проблемы заключается в том, что найти такой капитал для поддержки страхования трудно не на Западе, а в развивающемся мире. Возможно, суверенное страховое обеспечение предложат правительства Китая и Индии, хотя эксперты сомневаются, что Пекин и Нью-Дели пойдут на это. Некоторые трейдеры даже считают, что азиатские покупатели скорее сократят покупки российской нефти, когда запрет страхования вступит в силу.

Третья большая проблема – возможное отсутствие за пределами G7 аппетита на риски обхода разработанных Западом схем. Мало кто верит обещаниям американцев оставаться в стороне, если кто-то захочет обойти ценовой потолок. О том, что это маловероятно, говорит и опыт санкций против Ирана, когда США очень тщательно следили за их выполнением.

Все вышеизложенные обстоятельства могут привести к удалению с рынка приличной части российского нефтяного экспорта, что, конечно же, в свою очередь спровоцирует мощный рывок цен на нефть. Но есть и куда более страшный сценарий, при котором Россия добровольно сократит свой нефтяной экспорт, после чего цены полностью выйдут из-под контроля и начнется самый настоящий хаос. Это может произойти, к примеру, в том случае, если Китаю придется отказаться от закупок нефти у других стран, чтобы покупать больше российской нефти.

Добровольное снижение Москвой своего нефтяного экспорта будет очень дорого стоить, потому что Россия получает 40% экспортных доходов от продажи нефти. Здесь следует помнить и о том, что оно путь и временно сильно поднимет цены на нефть. Это причинит огромный вред Западу, даст России больше возможностей на переговорах с покупателями и при этом позволит сохранить в целости и сохранности скважины. Решение страны временно понизить добычу почти на 2 млн бар./д. во время пандемии в конечном счете свелось к потере лишь 300 тыс. бар./д., по данным энергетического издания Energy Intelligence.

Источник

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

Оставить комментарий